Старый Саратов
Логотип музея
Современный Саратов
Версия для слабовидящихОбычная версия
Размер шрифта: A A A Цвет: A A A

10 февраля 2013 года. Октябрьское ущелье.

Экспедиция в Октябрьское ущелье (проводником по местам своего детства был Дмитрий Удалов) установила, что речка Белая Глинка уже там проявляет себя рядом водных знаков: несколько родников, маленький пруд выше аккумуляторного завода, на самой его территории большой пруд, задавленный стройкой. В районе «Табачки» и «Нефтемаша» Белая Глинка уже шурует что надо - видна и слышна под землёй. И в районе завода «Серп и молот» на Астраханской проявляет себя весьма заметно. Вот бы найти спонсора на такой масштабный проект, как возвращение - пусть частичное, трассированное - целой речки! Известно, что «Табачка» вкладывала в экологию немалые средства. На её территории - судя по старинным картам - был пруд. Он назывался Штафовским. Всего прудов было четыре, и Штафовский - самый верхний. А рядом с ним - дача губернатора. Теперь понятно, почему улица Степана Разина называлась Губернаторской!

Члены экспедиции осведомлены о географическом ландшафте Октябрьского ущелья – о водотоках, водосборах, о местных достопримечательностях. Это лес, терренкур, родники, озера, пруды, сады, долины, перевалы и даже пещера. Для меня эта земля полна открытий. Я вообще впервые в жизни в экспедиции. Туман мешал разглядеть красоты Октябрьского ущелья. Это была «сказка в тумане», с её разбелёнными красками, с тонкими, припушенными инеем веточками деревьев. Когда-то здесь цвели плантации тюльпанов, плодоносили фруктовые сады, жители собирали целебные травы.

Но главное – проводник. Для меня – сталкер во всех смыслах. Знающий всё об истоках местных речушек (главная – Белоглинка), чувствующий Казачью дорогу на Москву, помнящий мельчайшие детали из далекого прошлого, в котором, как будто специально, слова с корнем «водо-» пронизывают (пропитывают) всю речь. Нашим проВОДником был Дмитрий Удалов – такой лихой парнишка из Октябрьского ущелья 70-х годов прошлого века, ныне профессор СГСЭУ, прошедший Афган, стройотряды, государственную службу и коммерческую деятельность.

ПроВОДник привез с собой нарисованную от руки карту местности с обозначенными на ней родниками, прудами, озёрами; привез в себе воспоминания детства с картой достопримечательностей, отражающими, как в зеркале, быт, историю жизни пролетарской и интеллигентской частей населения Октябрьского ущелья. Детские годы мальчишек семидесятых совпали с расцветом завода свинцовых аккумуляторов, с развитием заводской инфраструктуры и массовой жилой застройкой, что впоследствии печально сказалось на некоторых водных источниках. Так, например, забетонировали и тем самым загубили пруд у кафе «Берёзка». Потом и кафе сгорело, теперь тут грустная картина: жёлтый камыш среди серого бетона. А на территории завода было самое чистое ледяное озеро и название ему было «Чёртово».

В зону детских исследований, развлечений, игр мальчишек, выросших в Октябрьском ущелье, неизбежно входили родники и другие водоёмы. Это общее знание всех местных жителей. Люди, выросшие и живущие в Октябрьском ущелье, какие-то особенные. Как только мы встречали местных жителей, они сразу нас спрашивали: «Вы что, родники ищете?». Потом долго рассказывали историю ближайшего родника и указывали путь к следующему. Мы поняли, что тут существует – независимо от нас! – целая родниковая мифология Октябрьского ущелья.

Татьяна Зайцева

Дорога к телебашне начинается около магазина «Пятерочка» слева от НИИ «ТЕСАР». Не доехав примерно 200 метров до ворот телецентра, видим справа от дороги пару заброшенных сооружений - явно водных резервуаров. Время их постройки предположительно то же, что телевышки с поселком -1967 год. Ниже и выше по гребню горы имеются бетонные и кирпичные колодцы. Предположительно, система предназначалась для водоснабжения посёлка. Она давно заброшена. На старых картах эта точка обозначена значком «водохранилище». Раньше здесь был родник. Вероятно, воду из него по трубам провели туда, где сейчас находится известный родник Октябрьского ущелья, и где ранее воды не было.

Спускаемся по дороге, сворачиваем на Шелковичную и поднимаемся к крайнему дому на этой улице. Чуть выше, в окончании небольшого, заросшего деревьями овражка, расположен обустроенный родник. Местные называют его «Солдатским». Название связывают с близкими стрельбищами. Сам исток находится в начале овражка, значительно выше по склону горы, а вниз вода идет по трубе. Поднимаемся по дороге к санаторию. На его территории есть два пруда. Один из них, побольше, расположен ниже ротонды, второй - за плотиной, ниже первого. Ранее нижний пруд был заросшим и заилившимся, потом его почистили и дно выложили бетонными плитами. Пруд небольшой, не более 15 метров, и приличной глубины. Воды в нём практически никогда не бывает. Верхний же пруд никогда не пересыхает, лишь в засушливые годы к осени его уровень понижается примерно на метр относительно среднего положения. На Яндекс-карте нарисован ручей, протекающий по боковому ущелью слева. В настоящее время никаких ручьёв, а также истоков в начале ущелья не замечено. Лишь весной из прилегающих овражков стекает вода, что, видимо, и послужило поводом для нанесения ручья на карту. Местные жители не подтверждают наличие там источников.

Следующим объектом стал небольшой пруд посреди посёлка. Расположен он прямо перед домом № 163/165 на Белоглинской. Если идти снизу, то он практически не заметен, пока не поднимешься на дамбу. Ранее пруд был довольно полноводным. На картах 1940-х годов в этой местности ещё нет никакой застройки, но прудик есть, с искусственной дамбой со стороны понижения местности. После застройки многоэтажками были нарушены водные потоки, и пруд обмелел. Его берега обложены бетонными плитами, спуск к воде обнесен металлическим парапетом. Со стороны пониженной части в бетонных плитах и дамбе есть размыв. Тут, очевидно, и уходит вода. Поскольку одной из целей экспедиции являлся поиск предположительных истоков ныне полностью подземной речки Белоглинки, мы спустились до улицы Свинцовой и по ней доехали до Рабочей. Ранее здесь находился большой пруд. Источники били непосредственно из крутого склона горы над ним. Местная детвора активно использовала этот пруд для отдыха. По нашим предположениям, этот пруд мог быть началом коллектора Белоглинки. По оврагам, дренажным стокам и другим признакам наличия близкой воды её русло можно проследить от известного и видимого места впадения в Волгу. Далее путь лежал к роднику, расположенному у осыпи примерно на половине дороги к поселку НИТИ. Выход родника представляет собой пару металлических трубок. Воды там немного, но люди, пользующиеся родником, считают, что ее качество там лучше, чем у родников в Октябрьском ущелье и за вокзалом. Значительный кусок осыпающегося склона около родника зарос деревьями, что свидетельствует о наличии воды в данном месте.

Сергей Родионов