Старый Саратов
Логотип музея
Современный Саратов
Версия для слабовидящихОбычная версия
Размер шрифта: A A A Цвет: A A A

29 мая. Вторая экспедиция на Увек

На этот раз по маршруту нас возил Владимир Иванович - замечательный, безотказный музейный водитель  музейной «Газели».  По дороге в посёлок Увек, возле нефтебазы, А.Н. Башкатов открыл для нас речку Увековку. Извивающаяся, как змея, мутная от своей стремительности, Увековка запуталась среди поросших могучей крапивой и непролазной ежевикой берегов. Пройдясь вдоль её крутых изгибов, наткнулись на несколько роскошных кустов садовых культурных пионов и полянку с удовольствием цветущей садовой земляники. Стрекозы-красотки взлетали с качающихся камышей. Исследовать исток речки мы не стали, он где-то далеко. Но если бы мы задались такой целью, без мачете через зелёную стену зарослей мы бы не прошли.
Вернувшись к дороге,  увидели, как Увековка, шумно возмущаясь, низвергается вниз, под землю, сжатая со всех сторон бетоном, загоняется в железную трубу и убегает под дорогу.

Далее наш путь вел на Увек. Ожидая ещё одного члена команды, поднимаемся в гору на старое кладбище. Возвращаясь оттуда, встречаем местного почтенного возраста старожила, идущего по воду. Вода оказалась недалеко, но текла непонятно откуда. Конечно же, встретившийся нам старичок был немедленно «допрошен с пристрастием» на предмет таинственных достопримечательностей и родников  в посёлке и окрестностях. Старожил рассказал о  подземной штольне идущей через всю гору, которую строил  ещё  его отец  в 30-х годах ХХ века.  Один из входов в туннель оказался недалеко. Главный  неутомимый исследователь-руководитель решил, что нам непременно надо посмотреть, что там в туннеле. Обещал показать летучих мышей, прячущихся там днём. А день нашего похода был таким безжалостно жарким и  комарино-мошковым, что захотелось непременно проверить, как там отдыхается летучим мышам. Жаль, что без фонарей пройти дальше, чем метров шесть, по туннелю не удалось — темно.

Выбравшись из подземелья, мы с радостью узнали, что товарищ наш прибыл, и сейчас мы поедем в лагерь-стоянку наших музейных археологов сажать деревья. Затем мы убрали  и увезли весь бытовой мусор, привезённый сюда  «любителями  природы». А ещё на горке неподалёку от лагеря обнаружилось целое «поселение» занесённых в Саратовскую Красную книгу насекомых — муравьиных львов больших. Вернее, многочисленные ловчие ямки личинок этих насекомых. Обижать «львят» мы не стали, но чуть-чуть подразнили. Тонюсенькой травинкой стали сбрасывать в воронку ямки песчинки и наблюдали, как из самого центра воронки молниеносно появляются страшенные, но, к счастью, очень маленькие серповидные челюсти. Одну личинку мы «пригласили» для фотосессии, но потом отправили в родную ямку, в которую «скромница» закопалась мгновенно.
Далее мы отправились на новое увекское кладбище, что расположилось возле заросшего лесом оврага. Собственно направлялись мы в овраг, искать родник. Дно оврага оказалось болотистым и дремучим. Даже не верилось, что спустились мы сюда, в эту прохладу, из настоящего пекла. Поваленные и поросшие мхом и папоротниками толстые стволы деревьев, топкие берега ручья, даже небольшие водопады, всё это было бы сказочно и даже романтично, если бы не озверевшие большущие комары и наглейшие мошки, которые нам были несказанно рады.

Как мы из оврага выбрались, вспоминается смутно, но вышли на автобусную остановку, где нас ждала музейная «Газель».

Дальше была чудная сосновая роща, а рядом трясина нефтяных зловонных отстойников; два сухих с бетонным дном пруда, огороженных  колючей проволокой, бурная, пахнущая хлоркой речка, выскакивающая по железной трубе из-под дороги и с грохотом товарного поезда проваливающаяся под землю по бетонному жёлобу. А рядом с рекой стоит дача, и на участке растет грецкий орех уже с зелёными орехами. В этот же день мы видели, как по грунтовой «козьей тропе» - объездной дороге, осторожно крадутся здоровенные фуры, объезжая основную ведущую в город трассу. А мы двигаемся к окрестностям Будановой горы. Удивительно, сегодня даже не последний день весны, а повсюду цветут летние растения: чабрец, шалфей, горошки всякие. Неожиданно дорога сворачивает в карьер. Здесь А. Башкатов открыл нам тайное место — там, где заканчивается красноглиняный карьер и начинается лес, под сенью высоченных деревьев, выбиваются из земли сразу множество родников. Они сливаются в один поток прозрачной, холодной, вкуснейшей воды. Потом была «смотровая площадка», с которой Буданова гора казалась находящейся на расстоянии вытянутой руки, но между нами внизу пролегала долина  с тонкой ниткой железной дороги и бегущим в Саратов игрушечным паровозиком. Легко представить, как когда-то на Будановой горе и на «смотровой площадке» горели сторожевые костры.

Цель на этот раз «увекско — родниковой» экспедиции не только поиск родников, но и определение пути, пусть пока в воображении, легендарной ордо-базарной дороги. Можно сказать, в первом приближении путь  из Увека в Москву был намечен.