КУЛЬТУРНО-СИМВОЛИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ И БУДУЩЕЕ ГОРОДА: ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ АСПЕКТ

Т.П. Фокина

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского

Саратов

 

Разные люди неслись в г. Саратов,

в оглушительную точку немоты,

 в нулевой архетипический город.

С. Шаргунов «Родина: от Аввакума до Эдуарда»

НГ ExLibris, 24 апреля 2003г.

 

Будем исходить из мысли, что будущее города предначертано лишь в определенной степени (в рамках его метафизики, судьбы и ресурсов), что оставляет возможность для выбора путей развития и управляющих воздействий. В этом аспекте к городу можно подходить как к организации определенного типа, как к «общности» или «местному сообществу». Здесь, следовательно, можно использовать  методологию и методики организационного анализа, развиваемых в рамках теории организации, ее сетевых партнеров.

В теории организаций показано, что понимание  природы и дизайна организаций за последние «почти» сто лет существенно изменилось. Кроме рассмотрения и исследования реальных организаций поставлена задача поиска путей их совершенствования, вплоть до введения концептов «идеально – типического конструкта» и  «модели совершенства». Эти модели получили закрепление в международных стандартах TQM.  Благодаря этому удалось существенно облагородить организации, снизить риски управления и повысить его эффективность.

Так, при характеристике организаций принято говорить о их миссии, кредо, организационных ценностях,  культурно-символических ресурсах и артефактах (имидже, знаках, символах, организационной культуре и т.д.). Выявлены и проанализированы и основные тенденции развития организаций: открытость, ко - эволюция с внешним окружением, уплощение, автопоэзис, самоуправляющиеся, матричные и сетевые  организационные структуры. Известны типы организаций, их жизненный цикл, стратегии развития и сохранения идентичности. Однако, все эти знания и технологии пока весьма слабо (и лишь для решения некоторых проблем, например, для разработки  стратегических планов) применяются для таких форм общностей, как города.

Это связано с тем, что город не рассматривается  как равный в ряду других форм общностей или институциональных организационных форм. Так, в работе Д. Фон Гильдебранда  « Метафизика коммуникации» мы найдем упоминание о семье, нации, государстве, дружеском круге, профессиональном объединении, партии, церкви, акционерном обществе, но не о городе(1). Это тем более досадно, что этот автор настойчиво отстаивает  идентичность и личностный характер общностей, а так же онтологическую роль ценностей, культурных установлений в образовании и сохранении общностей. Это, несомненно, относится к таким общностям, как «горожане» или, положим, пензяки, пермяки или саратовчане. Однако, такие общности не тематизируются.

Между тем, если бы это было сделано, то мы могли бы на законном основании говорить о миссии города, его целях, задачах, принципах и технологиях управления, ресурсах и обязанностях «руководства». Мы могли бы применить к  внешней оценке  и самооценке  степени зрелости города как организации соответствующие технологии и критерии, а не просто мнения. Разумеется, все это следует делать, избегая редукционизма и упрощения. Но вовсе не использовать возможности концепта «организация » при исследовании города и его ресурсов было бы  неосмотрительно и просто неверно.

Термин «организация», как известно, имеет субстанциональный, атрибутивный, социальный, деятельностный, институциональный, собственно организационный и управленческий аспекты. Все они вместе и каждый в отдельности исследованы в литературе и имеют прямое отношение к городу. Однако, системного исследования города как организации особого типа, пока не предпринято. Во всяком случае, ни в одной из известных нам работ по теории организации город, как и сопряженные с ним понятия (например, деревня), не упоминается(2). В данной статье мы хотели бы рассмотреть некоторые возможности применения концепта «организация» к городу в связи с исследованием и использованием его культурно-символических ресурсов.

Каждая организация возникает в ответ на некоторую потребность или нужду, возникающую в обществе на определенной стадии его развития и в определенном месте. Города принадлежат числу больших и долго живущих организаций. Некоторые из них существуют дольше, чем государства, народы, религии. Но, тем менее они хранят и стараются приумножить свидетельства о той нужде, которая вызвала их к жизни и сформировала их особую миссию, особый миф города, составляет их идентичность.

Законы организации требуют, чтобы проблема, для решения которой возникла организация, была осмыслена, отрефлексирована, присвоена ее членами как личная проблема и задача.  Город, лишенный такого понимания, своего мифа, не сумевший его сохранить или «сконструировать», не удерживает ни существования, ни идентичности. Заметим также, что множество «города» – экземплифицировано, т.е. состоит из уникальных элементов. Даже если бы все города исчезли, одного города было бы достаточно, чтобы образовать это множество, ибо его миф был бы мифом именно Города.

Всякая организация имеет свою миссию. Она может быть сформулирована или  просто казаться самоочевидной, но она есть. Сейчас написано достаточно книг и руководств, рассматривающих те признаки, которым отвечает миссия как характеристика организации. Все они подчеркивают ту огромную роль, которую играет миссия в управлении организацией, в сохранении ее целостности и идентичности, ее жизненном цикле, в ее культуре. Миссия всегда  актуальна, но и нормативна, жизненна, но и утопична(3). Миссия мобилизационна. 

Применительно  к городу  миссия может быть истолкована как его метафизика, его глубинное предназначение и судьба. Найти, правильно понять, выразить в тексте или символе эту метафизику непросто, но возможно, даже необходимо(4). Город крепок не только стенами, но и укорененностью в бытии (конкретной проблеме, нужде), откуда он  получает  и где потом «держит» свои смыслы. Миссия  укореняет город,  но она же содержит наиболее ясное указание на устремленность в будущее, на то, что еще только предстоит сделать, на то, какой нужно  «разрешить вопрос».

Миссия конкретизируется в целях организации, вернее, ее целевой картине. При всем разнообразии цели организации должны подчиняться достаточно простым, но по ряду причин трудно выполнимым требованиям SMART: специфичность, измеримость, актуальность, реализуемость, определенность во времени. В отличие от миссии цели организации эгоистичны и прагматичны. В них фиксируется желаемое состояние организации, которого она намеревается достичь через определенный промежуток времени, с учетом обстоятельств и рисков, но, и здесь самое главное, на пути реализации своей миссии.

 Город также должен четко и технологически грамотно сформулировать свои цели. Но поскольку целей всегда много, ибо такова природа организаций, то возникает вопрос их согласования. А это уже вопрос стратегии. Стратегия, следовательно, по преимуществу является вопросом коммуникации и субсидиарности, согласия в приоритетах и т.д. Процесс стратегирования в этом существенно отличается от определения миссии (ее берут на себя) и целеполагания (ее ставят). Стратегрование означает, как это многократно подчеркивалось методологами, изменение масштаба, вектора действия и позиции. Стратегию разрабатывают, причем на особых коммуникативных площадках, даже если они являются не публичными, а закулисными. Город также должен иметь стратегию движения к цели и все более полной реализации миссии.

Формулирование миссии, целей и стратегии принадлежит к сложнейшим задачам управления организацией, которые далеко не всегда решаются успешно. В этом случае формулирование и решение задач городского развития (а это следующий за целеполаганием этап управления организацией) так же оказывается затрудненным, носит несистемный характер. И причины этих затруднений следует искать, прежде всего, не во внешних обстоятельствах, а в недостатках определения миссии, целеполагания и стратегирования.

Тщательно разработанные задачи городского развития должны быть подкреплены ясной манифестацией адекватных этим задачам методов и принципов управления, которые  следует продекларировать. Далее необходимо учесть и оценить все ресурсы организации, в том числе и гуманитарные, культурно - символические. Для города эта задача так же должна быть решена, что как раз предполагает картографирование этих ресурсов, а также использование всех других форм учета и оценки ресурсов. Наконец, следует сформулировать так называемые «обязательства руководства», т. е. заявить о тех возможностях, которыми располагают горожане и тех условиях, при которых эти возможности могут быть реализованы различными агентами городского сообщества.

Мы рассмотрели  выше основное содержание документа под названием «Политика в области управления качеством», В нашем случае это управление качеством жизни горожан. Обобщим структуру  «Политики». Ее основные компоненты суть следующие: проблема – миссия – цели –стратегия – задачи  – принципы управления – ресурсы – обязательства руководства. Применительно к городу такой документ составить не просто, но все же необходимо. Опыт управления весьма сложными организациями убеждает в возможности и эффективности такой работы. Во всяком случае, необходимо знать, что без понимания внутренней связи всех перечисленных выше компонентов, их отработки, управление городом будет страдать рядом организационных патологий(5).

Отметим далее, что будущее любой организации определяется  типом, к которому она относится. Иначе говоря,  для организации определенного типа нет смысла проектировать или предлагать проекты ее изменений, которые противоречат ее природе и фазе жизненного цикла, как бы нам ни хотелось ее чем-то «осчастливить». В нашей литературе существует  не так много классификаций городов. Приведем одну из них, основанную на идее топических моделей территориальных коллективов.

 Различают: коллектив метрополисного типа; суб-метрополисного типа; портовый город; транспортный узел; университетский город; город-курорт; коллектив и «избыточными »группами населения; редкозаселенная территория; сообщество с аномальной демографической структурой; коллектив с ассиметричной структурой хозяйства; коллектив с малопрозрачной структурой хозяйства; коллектив с преобладанием имитационных форм хозяйства; сообщество люмпеоидного типа. (6)

Разумеется, реальные территориальные коллективы включают в себя черты всех этих типов, но один из них, тем не менее, является ведущим, определяющим. Нам представляется, что городу важно определить свой тип, свою «формулу». Саратов, например, известен рядом своих формул, в том числе «Столица Поволжья». Она была найдена тогда, когда это по сути дела ни к чему серьезному не обязывало. Сейчас дело обстоит иначе и, по признанию городского сообщества, формула  требует пересмотра или уточнения. Во всяком случае,  поиск такой формулы и ее выработка были бы большой управленческой удачей, стали бы важнейшим гуманитарным ресурсом.

Картографирование ресурсов как один из способов их выявления, учета, оценки  и предъявления опирается на определенную методологическую базу. Нам представляется, что это могла бы быть открытая матрица культурно-символических ресурсов, основные «ячейки» которой  давали бы возможность системного видения структуры ресурсов. «Проект» такой матрицы  предложен нами для обсуждения в статье «Метафизика Саратова», многократно  предъявлялся и обсуждался.

Резюмируя вышеизложенное, отметим, что в рамках организационного концепта мы предлагаем рассмотреть культурно- символическое наследие как ресурс города, гуманитарный капитал местного сообщества. Будущее города в этой парадигме является предметом стратегирования,  когда ресурсы должны не просто наличествовать и сохраняться, но и капитализироваться. Их стоимость должна не растрачиваться, а возрастать. Это возможно осуществить различными путями, но несомненным является необходимость использования в управлении городом современных знаний об организациях и стратегиях их успеха. А эти представления требуют, чтобы организация хорошо представляла и оценивала свои ресурсы, соотносила бы их со своей миссией, целями и задачами.

Анализируя организационный аспект взаимосвязи культурно-символических ресурсов города и его будущего, мы весьма часто  употребляли слова «должен», «должна». Это имеет следующий смысл. Организация должна, город должен что-то делать лишь в случае, если она/он стремится к рациональному, совершенному, качественному управлению. А оно действительно требует, и весьма императивно, соблюдения основных правил, законов управления. Разумеется, их можно нарушать, но только в ущерб и городу, и миру. Хотелось бы, чтобы при разработке «формулы Саратова», мы могли бы позиционировать его как город с совершенной системой управления, рачительно распоряжающийся своим уникальным культурно-символическим  наследием.

 

Список литературы:

1.     Д. фон Гильдебранд. Метафизика коммуникации.– СПб.: Алетейя, 2000 г.–373 с.

2.     см. например:  Мильнер Б. З. Теория организации: Учебник .2-е изд.–М.:ИНФРА-М ,1999 г.– 480 с.

3.      Теория организаций и организационное проектирование (пособие по неклассической методологии): Учебное пособие / Под ред. Т.П.Фокиной, Ю.А.Корсакова, Н.Н. Слонова. –  Саратов: изд-во Сарат. ун-та,1997 г.– С. 79.

4.     см. например: Пространственность развития и метафизика Саратова. – Саратов: изд-во ПАГС, 2001 г.–    Абашев В.В Пермь как текст

5.     Кордон С.И. Организационная патология. – Пермь, 1997 г.–56с.

6.     Королев С.В. Теория муниципального управления. М.–1999г.– 144 с.