ТЮРКО-МУСУЛЬМАНСКИЙ КОМПОНЕНТ

В ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ САРАТОВА

 

Ф.А. Рашитов (Саратовский институт

(филиал) РГТЭУ,

зав. кафедрой, профессор)

 

Саратов, как и многие другие города Поволжья, обладает исключительно богатым и разнообразным историко-культурным наследием. Это наследие может быть структурировано и описано как в «вертикальном» разрезе, с точки зрения последовательной смены исторических эпох, так и в «горизонтальном», - через призму взаимодействия и взаимовлияния различных этноконфессиональных структур в рамках отдельных исторических периодов.

          Если рассматривать в самом общем виде «стадиальный» аспект истории Саратова, то можно выделить в ней следующие основные периоды: 1) сарматский (VII в. до н.э - III в. н.э.); 2) гуннский (III-V вв. н.э.); 3) болгаро-хазаро-кипчакский (VI-XII вв.)1,; 4) золотоордынский (середина XIII- середина XV вв.); 5) ногайский (середина XV - вторая половина XVI вв.); 6) основание русской крепости Саратов и начало колонизации края (1590г. - XVII вв); 7) интенсивная колонизация в XVIII в.; 8) Саратов как центр губернии и крупнейший торгово-промышленный город на юго-востоке Российской империи (конец XVIII - 1917 г.); 9) советский период.

          Каждый исторический период характеризовался особым цивилизационным. прежде всего, этнокультурным и этноконфессиональным колоритом. При этом можно отметить, что с переходом от низших к более высоким стадиям развития этноконфессиональная идентичность принимала все более четкие очертания и определенность. В истории Саратова, как видим, наиболее глубокий и яркий след оставили два этноконфессиональных феномена: тюрко-мусульманский и русско-православный. Вместе с тем отмечалось постоянное усиление момента полиэтничности и поликонфессиональности в социокультурном облике складывавшейся на протяжении нескольких столетий городской агломерации «Большой Саратов». Так, в конце XVIII-XIX вв. к названным двум добавился мощный немецко-лютеранский компонент.

В цивилизационном развитии Саратова прослеживается определенный порядок смены этнокультурных типов. На начальных стадиях явно преобладал тюрко-мусульманский, восточный тип цивилизации. Особое место в этом историческом процессе, растянувшемся более чем на тысячу лет, занимает, конечно, золотоордынский, татарский период. Его с полным основанием можно еще называть укекским (увекским) периодом.

Дело в том. что на протяжении почти полутора столетий, с середины XIII . до конца XIV в., на южной окраине нынешнего Саратова существовал настоящий благоустроенный город, который в источниках того времени чаще всего назывался «Укек»2.

Абсолютное большинство специалистов сходятся во мнении, что Укек был основан первым правителем Золотой Орды Батуханом одновременно с будущей столицей государства - Сараем на Ахтубе, и это время - конец 40-х-начало 50-=-х годов XIII века. Есть все основания полагать, что тот «новый поселок» на «Этилии» (Идили - Волге), через который в начале августа 1253 года проезжал посланник французского короля Гильом де Рубрук, направляясь ко двору Бату на левом берегу реки, и был Укек. Марко Поло в своей знаменитой книге называет город «Укака» среди городов, которые в 1262 году посетили его отец и дядя3.

Расцвет Укека, как и многих других городов Золотой Орды, пришелся на конец XIII - первую половину XIV вв. Занимая центральное положение на волжском пути, между городами Волжской Булгарии и Нижнего Поволжья, Укек переживал в это время настоящий строительный бум, экономические процветание. Велико было политическое и административное значение города. Здесь с 60-х годов XIII чеканились монеты. Существует мнение, что Укек был центром улуса и в начале XIV века служил резиденцией золотоордынскому хану Токте.

Посетивший Укек в 1334 году арабский путешественник Ибн-Баттута характеризовал его как «город средней величины, но красивой постройки, с обильными благами и сильной стужей»4. Население города, по приблизительным оценкам, составляло 9-10 тысяч человек.

Свидетельства российских и иностранных путешественников, посещавших развалины Укека в XVII-XVIII вв., археологические раскопки, проводившиеся в конце XIX - первые десятилетия ХХ вв., показывают, что в центре города находился дворец, вокруг располагались мечети, караван-сарай, дома знати, на некотором отдалении - мавзолеи. Важное место в жизни города занимали пристань и переправа через Волгу. Следует также отметить, что Укек был не единственным поселением в Саратовском Поволжье. По данным Л.Ф. Недашковского, в округе Укека имелось до 50 поселений, некоторые из них располагались в черте современного Саратова5.

В этноконфессиональном плане Укек с самого начала был татарским, мусульманским городом. Еще Г. де Рубрук писал о «новом поселке»: «И я удивляюсь, какой дьявол занес сюда закон Магомета. Ибо от Железных ворот, находящихся в конце Персии,  требуется тридцать дней пути, чтобы поднимаясь возле Этилии, пересечь пустыню до...Булгарии....». И добавлял: «...эти болгары - самые злейшие сарацины, крепче держащиеся закона Магометова, чем кто-нибудь другой»6.

Вместе с тем Рубрук сделал очень важное наблюдение, что «татары устроили (новый поселок - Ф.Р.) вперемежку из русских и сарацин, перевозящих послов, как направлявшихся ко двору Бату, так и возвращавшихся оттуда...»7. Позднейшие изыскания археологов показали, что в Укеке, действительно, жили русские, было православное кладбище. Можно смело предположить, что после открытия в Сарае епархии Русской церкви был построен православный храм. В городе жили также армяне, греки, хорезмийцы.

Как видно, средневековый Укек являлся полиэтничным и поликонфессиональным городом. Преобладающее в нем татарское и мусульманское начало отнюдь не подавляло и не вытесняло иные этноконфессиональные образования. Этот феномен мирного сосуществования различных народов, религий и культур в эпоху Средневековья, когда Западную Европу буквально сотрясали острейшие межконфессиональные столкновения и войны, имеет огромное историческое значение. Данный опыт свидетельствует о целостности и преемственности культурно-исторического процесса в Саратовском Поволжье, да и в России в целом. Его надо бережно охранять, передавать из поколения в поколение.

К сожалению, нельзя сказать, что эта задача успешно решается. Напротив, на протяжении многих десятилетий наблюдается весьма беззаботное отношение к историческому прошлому. Это можно проследить опять же на примере Укека. Участники состоявшейся в марте 2002 года в Саратове межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 750-летию основания Укека, с горечью отмечали, что Увекское городище находится в плачевном состоянии, охранного режима на городище не существует8.

Такое явно ненормальное положение объясняется тем, что в обществе до сих пор отсутствует понимание Золотой Орды как неотъемлемой части отечественной истории, как одной из опор, наряду с Киевской Русью, российской государственности. Мы все еще находимся в плену архаичной концепции славяноцентризма. Принимается в расчет, признается ценность исторического опыта лишь русского и других славянских народов; опыт же неславянских народов оставляется без внимания, фактически игнорируется.

В рамках новой научной концепции российская история должна вобрать в себя достижения и опыт всех без исключения населяющих территорию России народов. В случае с Саратовом речь идет об органическом включении в его историю золотоордынского, укекского периода. Даже с учетом того обстоятельства, что с момента окончания данного периода и до начала «русского» (собственно саратовского) периода прошло 200 лет (1395-1590), можно смело говорить о едином, целостном историческом процессе становления и развития городской цивилизации в Саратовском Поволжье. «Русский» Саратов возник не на пустом месте, а на мощном фундаменте «татарского» Укека. Поэтому для нас, саратовцев, важны обе начальные даты: 1590 и 1253 годы. Кстати, в нынешнем, 2003 году, исполняется 750 лет с момента посещения Укека Рубруком.

Мы не случайно поставили слова «татарский» и «русский» в кавычки. Как уже было показано, Укек не являлся «чисто» татарским городом. «Чисто» русским не был и Саратов. Очевидно, в составе гарнизона этой крепости в XVII веке были и «служилые татары», т.е. мурзы, перешедшие на службу царю. Многие из них были крещеные.

Татарское, мордовское, чувашское население с Оки, Верхней и Средней Волги, других мест принимало активное участие в колонизации Саратовского Поволжья. При строительстве засечной черты Сызрань - Кузнецк в конце XVII века на северных окраинах региона возникли десятки татарских сел. Так, например, Узинский стан, располагавшийся вокруг Кузнецка, насчитывал 13 татарских сел. Примерно столько же сел и деревень включал в себя Кулаткинский стан, расположенный к югу от Сызрани. В дальнейшем эти населенные пункты вошли в состав Саратовской губернии, образовавшейся в конце XVIII века (преимущественно Кузнецкий и Хвалынский уезды).

В XIX столетии на северо-западной окраине Саратова, за городским валом, стала складываться татарская слобода. Её население составляли лица разных сословий и званий: погонщики скота и скотопромышленники, мелкие торговцы, домашняя прислуга, грузчики, чернорабочие. К 30-м годам население слободы увеличилось настолько, что появилась возможность построить молельный дом - мечеть. Каменная одноэтажная мечеть, построенная на средства верующих мусульман, была открыта на Татарской улице, протянувшейся по правому берегу Глебучева оврага, между улицами Никольской (ныне - им. Радищева) и Александровской (ныне - им. Горького) в 1844 году.

К концу ХХ столетия численность татарского населения в Саратове достигла 1700 человек (общее число жителей, по данным всеобщей переписи населения 1897 года, 137 тысяч человек). В 1904 году в городе построена вторая мусульманская мечеть.

Следует отметить, что в XVIII-XIX в. присутствие татаро-мусульманского элемента в экономической и социокультурной жизни Саратова было почти незаметным. Сказывались тяжелые последствия для волжских татар того разорения, которое они претерпели в середине XVI века от Ивана Грозного. Да и в более позднее время царские правительства всячески притесняли татар. Так что выход на дорогу социального прогресса для татарского народа было делом крайне сложным, для этого потребовались многие десятилетия. Определенным тормозом служила также склонность татарского общества, находившегося под сильным влиянием консервативного мусульманского духовенства к автаркии и косности.

Лишь в конце XIX-начале ХХ вв., под влиянием развернувшегося в России революционного освободительного движения, в татарском обществе стали происходить бурные процессы обновления: реформа образования (джадидизм), формирование национальной буржуазии и интеллигенции, рост политической активности. Эти изменения наблюдались и в Саратове. Появились обладатели больших состояний. Среди них - купец Курамшин, являвшийся председателем попечительского совета соборной мечети на ул. Татарской. Имам соборной мечети Мухамеджан Енгалычев и особенно его сыновья Зияутдин и Сагидмухаммад довольно активно участвовали в общественной жизни Саратова. Зияутдин Енгалычев в 1909 году стал членом авторитетной Саратовской ученой архивной комиссии. Он же возглавлял созданное позднее Мусульманское благотворительно общество.

Важным событием в культурной жизни города стало открытие в 1907 году четырехклассной русско-татарской школы. Её создателем и фактически единственным преподавателем стал выпускник Казанской татарской учительской школы Бурганутдин Юскаев. В 1917-1918 гг. он являлся депутатом Саратовского Совета рабочих и солдатских депутатов, возглавлял комиссариат по мусульманским делам при губисполкоме.

Советский период ознаменовался мощным рывком саратовских татар, как, впрочем, и остальных этносоциальных общностей, по пути социального прогресса. Тысячи молодых людей из простонародья потянулись к знаниям, творчеству. В Саратове в 20-30-е годы работали две татарские школы. Самодеятельные артисты ставили спектакли на родном языке, давали концерты. Для подготовки национальных кадров учителей в 1924 году был открыт татарский педагогический техникум. Выходила газета на татарском языке. Стали появляться свои инженеры, врачи, ученые. Одним из первых и самым выдающимся ученым из татар стал Исхак Мустафин, прошедший в Саратовском университете за 1930-1960-е годы путь от учащегося рабфака до доктора химических наук, профессора, заведующего кафедрой аналитической химии.

В настоящее время татары занимают заметное место во всех областях жизни Саратова. Всей области известны имена крупного предпринимателя и общественного деятеля Камиля Аблязова, политических деятелей Ирфана Аблязова и Рината Халикова, имама Мукаддаса Бибарсова. Ученых Рената и Надиры Амировых, Ядкяра Вострикова, Рашида Тугушева, педагога Закии Саласкиной, артистов, музыкантов Евгения Бикташева, Зульфии Муратовой, Тагира Салихова, Равиля Улямаева, художника Рифката Батаршина и других.

В последние 10-15 лет, благодаря деятельности таких общественных объединений, как культурно-просветительское объединение «Идель», национально-культурная автономия татар, удалось добиться определенной консолидации саратовских татар, повысить уровень их национального самосознания, создать инфрастуктуру национально-культурной жизни. В Саратове успешно работают национальные детский сад и гимназия, фольклорный ансамбль «Тургай», эстрадная группа Зульфии Муратовой. Завершается строительство нового здания соборной мечети.

В ракурсе обозначенной темы доклада в ближайшее время предстоит решить две крупные взаимосвязанные задачи. Во-первых, выявить, собрать и изучить весь накопленный татарами-мусульманами на саратовской земле исторический опыт. Во-вторых, добиться органического включения данного опыта в общий контекст историко-культурного наследия Саратова, сделать его достоянием всего живущего на берегах Волги социума, использовать на благо всех саратовцев.

Решению этих задач во многом будет способствовать открытие в Саратове регионального отделения Научного совета по проблемам татароведения при Институте истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан.  Оно призвано организовывать и координировать научные исследования по проблемам татароведения в нашем регионе, способствовать сохранению, развитию и пропаганде историко-культурного наследия татарского народа. Отделение будет сотрудничать со всеми заинтересованными научными, государственными и общественными организациями, средствами массовой информации, деятелями науки, образования и культуры.

В практическом плане реальным воплощением тюрко-мусульманского фактора должен стать проект создания на Увеке крупного историко-археологического, музейного, культурно-туристического центра, к разработке которого приступила Региональная национально-культурная автономия татар совместно с Торгово-экономическим представительством Республики Татарстан. Осуществление проекта рассчитано на ближайшие 6-8 лет.

 

 



2



1/ Под «болгарами»  здесь понимаются древние тюркоязычные племена, обитавшие в VI-VII вв. в приазовских степях, а в дальнейшем создавшие Болгарское царство на Дунае и Волжскую Булгарию.

2/ Существуют  три варианта переводов слова «Укек»: 1) «вал. плотина» (с монгольского языка); 2) «башня»; 3) город, крепость» (с древнетюркского). В русской транскрипции Укек превратился в Увек.

3 См.: Джованни дель Плано Карпини. История монголов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. /Сост. М.Г. Горнунг. М., 1997. С. 116, 193/.

4 Цит. по: Из глубины столетий./ Сост., вступительные статьи и комм. Б.Л.Хамидуллина. - Казань. 2000. С.199.

5 См.: Недашковский Л.Ф. Золотоордынский город Укек  и его округа. М., 2000. С.113-127.

6 Цит. по. Джованни дель Плано Карпини. История монголов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. /Сост. М.Г. Горнунг. М., 1997. С. 116.

7 Там же.

8 См. Золотоордынскому городу Укеку семь с половиной столетий: Материалы научно-практической конференции.- Саратов. 2003.