Старый Саратов
Логотип музея
Современный Саратов
Версия для слабовидящихОбычная версия
Размер шрифта: A A A Цвет: A A A

"Падал прошлогодний снег, или Старый Новый год"

14 января в рамках акции «Субботний вечер в музее» прошла театрализованная экскурсия «Падал прошлогодний снег, или Старый Новый год». Пожалуй, нет более странного и, вместе с тем, волшебного праздника в нашей стране. Традиция отмечать его связана с расхождением двух календарей: старого юлианского и григорианского, по которому живут современные люди. Участники Субботнего вечера познакомились с историей появления этого праздника и его традициями.

14 января (1 января по старому стилю) в старину носил название Васильева дня – празднование памяти св. Василия Великого Кесарийского – и имел решающее значение для всего года. В этот день было принято проводить всевозможные гадания. Особенно его ждали незамужние девушки – они верили: что в Васильев день нагадаешь, то обязательно сбудется. «Бывает, что сбывается» – подтвердил мужичок, проходивший было мимо по своим делам, но остановившийся с гостями, заинтересовавшись темой разговора. Персонаж оказался на редкость словоохотливым, да и рассказать ему было что. К примеру, поведал он о своей бабке Василисе, которая 13 января 1927 года отправилась на Вечер к известной прорицательнице мамзель Жанне. Надо отметить, что мистика и спиритизм были модными увлечениями горожан того времени. Несмотря на то, что образ предсказательницы явно свидетельствовал об обмане и мошенничестве, Василиса отнеслась к сеансу со всей серьезностью. Даже купила журналы «в пользу голодающих индийских факиров». Все, что медиум напророчила, чудесным образом исполнилось.

А мужичок продолжал рассказывать волшебные истории, которые случались в его семье под Старый Новый год. Особенно трогательной стала сцена гадания зимой 1945 года. В маленькой комнатке за столом куталась в шаль мама нашего рассказчика, еще совсем юная девушка. Она вспоминала, как тяжело с подростками-подружками трудились всю войну: днем работали на косилке, а ночью возили зерно на быках и коровах, носили на себе тяжелые мешки с зерном. Зимой вязали варежки с двумя пальцами для бойцов, чтобы им было удобно стрелять, шили кисеты, на них вышивали разные надписи, например, «Лучшему танкисту». В 43-м во время работ слышали, как гудят бомбардировщики. Они летели бомбить Саратов. Ходили босиком, работали тоже босиком, ноги обдирали стерней, они становились жесткими и грубыми. Но война войной, а на танцы бегали, тоже босиком. В Новый Год в клубе наряжали елку, разноцветной глиной ноги мазали – туфли рисовали, а куском грязи проводили полоску, как будто ремешок. Играли на балалайке, мандолине, гитаре. Девушка радовалась, что близится окончание войны: «Скоро мужики с фронта вернутся! А то и гадать-то не на кого, на всю округу – один Васька-пьяница. Хотели с подружками по старинке валенок за ворота кинуть, да побоялись, что на Ваську укажет!». На этот раз она решила гадать на воске. Восковая фигурка оказалась похожей на солдатский сапог, что она растолковала как близкую встречу с ее суженым – военным. И долгожданная встреча не заставила себя ждать. Весной к ней в дом постучался возвратившийся с фронта солдат, ее будущий муж. «Вот и получается: что ни загадаешь под Старый Новый год – все сбывается» – заметил наш повествователь.

И вот – послевоенные годы. Родители нашего случайного рассказчика живут в деревне, мама – передовая доярка совхоза «Красный Кут». Однажды даже была награждена поездкой в Москву на ВДНХ. В комнате на столе – цветок алоэ, наряженный новогодними игрушками и мишурой. «Не все могли елочку на праздники нарядить», – объясняет он посетителям. «Многие, и родители мои тоже, наряжали алоэ! Алоэ в каждом доме был, куда ж без него – и приложить к больному месту, и пожевать, и в нос закапать». А Старый Новый год в деревне отмечали даже шире, чем просто Новый год: столы накрывали, в гости ходили, колядовали. Участники Субботнего вечера убедились в этом сами: вместе с деревенской певуньей все вместе разучивали и исполняли задорные куплеты-колядки.

С трепетом и теплотой мужичок вспоминал, как, укутанный овечьим тулупом, лежа в санях, ехал зимой по снежному полю на станцию. Семья перебиралась в Саратов. Гости музея, следуя воспоминаниям рассказчика, оказались в интерьере музейной «хрущёвки». На столе – неизменные атрибуты новогодних праздников 60-х: маленькая искусственная елочка, удобная для малометражных квартир, бутылка «Советского шампанского», мандарины, «выброшенные на прилавок», шоколадные конфеты в хрустальной вазочке.Новинкой новогоднего меню стал так называемый «хрущевский пирог»: из батона белого хлеба вынимали мякоть, внутрь клали начинку и запекали «пирог» в духовке. Новое блюдо появилось в связи с тем, что в 1964 году из-за неурожая были введены талоны на муку. Согласно известному изречению того времени «Книга – лучший подарок», глава семьи держал в руках «Книгу о вкусной и здоровой пище», первое издание которой вышло в 1952 году. Рецепты народов СССР, собранные в ней, должны были укрепить дружбу между республиками. Так ли это – сказать трудно, но то, что о существовании многих продуктов и деликатесов советские люди впервые узнавали благодаря этому изданию – факт бесспорный. Вскоре семья стала собираться на площадь к дому культуры, где еще стоит елка и много горок. Взрослые на площади будут отмечать праздник, петь песни, а потом вместе с детьми кататься с горок. «Наверное, с тех самых пор я очень люблю этот странный праздник – Старый Новый год!» – закончил свой рассказ наш герой. Поздравив всех с праздником, он отправился по своим делам, а посетителей пригласили в музейный зал, где стояла нарядная елка и все желающие могли загадать на свою судьбу в наступившем году с помощью старинного «подблюдного» гадания.

 Здесь Вы можете посмотреть фоторепортаж события.